Ну посмотрим, сколько Квашнина сможет продержаться против Путина. Даже интересно

Пока демагоги пытаются защищать саботирование директором заповедника «Денежкин камень» Анной Квашниной развитие экотуризма, люди работают.
И работают они, исполняя указания президента Российской Федерации.


https://iz.ru/847939/2019-02-20/putin-prizval-provesti-reviziiu-zapovednikov-i-obratilsia-k-molodezhi


https://tass.ru/obschestvo/6141066

Мне уже просто ну очень интересно, сколько у Квашниной получится рассказывать сказки про нетронутую природы, мотивируя саботаж развития ею экотуризма. Читать далее «Ну посмотрим, сколько Квашнина сможет продержаться против Путина. Даже интересно»

Чем отличается создание заповедников сегодня от создания заповедников в 90-е

В 90-е взяли, да и назвали заповедником «Денежкин камень» населённую местность, с туристическим маршрутом всесоюзного значения.

Учитывая реалии начала 90-х, я думаю, что так поступили просто, чтобы реальные затраты были минимальными (ввиду наличия достаточной инфраструктуры), а деньги можно было, по-максимуму, распилить.

В результате получили в «Денежкином камне» проходной двор. Круче были, пожалуй, только «Столбы» в Красноярске — это все равно, что Парк им. Горького в Москве или ЦПКиО в Екатеринбурге заповедником объявить.

Причем то, что это охранять силами и средствами в рамках бюджета нереально, по сути, рассказали не только сами сотрудники заповедника, но даже директор»Денежкиного камня» Анна Квашнина:

 

Для того, чтобы охранять такую территорию вблизи населенных пунктов, нужно значительно больше сил и средств. А на них нужно финансирование. И охрану должны обеспечивать профессионалы — а они, как и специальная техника, стоят денег.

В то же время, близость населенных пунктов открывает возможности для того, чтобы эти деньги заработать — в формате Национального парка это проще всего сделать. Привлекая частные инвестиции, в рамках государственно-частного и муниципально-частного партнерства.
Читать далее «Чем отличается создание заповедников сегодня от создания заповедников в 90-е»

«Хаповедные люди». Психология иждивенца на примере замдиректора «Денежкиного камня»

Это – Надежда Алексеевна Владимирова – до недавнего времени заместитель директора «Денежкиного камня» Анны Квашниной по науке.

Что там за наука – разговор отдельный, я позже покажу, а пока сам факт: всё, что изложено ниже – психология руководителей заповедника «Денежкин камень», который их стараниями, на мой взгляд, вполне заслуживает звания «хаповедника».

Итак. Читать далее ««Хаповедные люди». Психология иждивенца на примере замдиректора «Денежкиного камня»»

Ну просто мастера написания «явки с повинной»! Кто-то ещё питает иллюзии относительно руководства «Денежкиного камня»? Ну читайте откровения!

Константин Возьмитель — муж и подчинённый директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной пишет. Ознакомьтесь. Это прямо от сегодня (07.01.2020), 4 часа назад.
Не знаю, кто он там сегодня, а еще недавно был старшим государственным инспектором.

А кто-то еще питает иллюзии, что нынешнее руководство «Денежкиного камня» будет экотуризм развивать…

У него даже Всеволод Степаницкий — который с советских времен сделал для заповедного дела едва ли не больше всех в стране, теперь практически «враг народа».

Читать далее «Ну просто мастера написания «явки с повинной»! Кто-то ещё питает иллюзии относительно руководства «Денежкиного камня»? Ну читайте откровения!»

С сайта Минприроды. Сохранение природы и ОДНОВРЕМЕННО развитие экотуризма — одна из приоритетных государственных задач

С сайта Минприроды. Осень 2019 года, т.е.совсем недавно.

Сохранение природы и ОДНОВРЕМЕННО развитие экотуризма — одна из приоритетных государственных задач.

Этим и занимаются как нацпарки. так и заповедники — но в Нацпарках проще это регламентировать

Читать далее «С сайта Минприроды. Сохранение природы и ОДНОВРЕМЕННО развитие экотуризма — одна из приоритетных государственных задач»

С сайта Минприроды — об экотуризме в России. Осень 2018 года

«Каждая из федеральных особо охраняемых природных территорий (ООПТ) является привлекательной для экотуризма благодаря уникальным природным, культурным и историческим объектам, эстетике дикой природы, познавательному потенциалу».

«По статистике, год от года интерес к экотуризму в мире растёт. Россия не является исключением: с каждым годом количество посетителей в заповедниках, национальных парках увеличивается»

Полный текст:

Читать далее «С сайта Минприроды — об экотуризме в России. Осень 2018 года»

Пять тысяч километров экзотики

Оренбургской области разворачивается грандиозный туристический проект, в который будут включены регионы России от южных степей до Полярного круга

От поселка Сазан, спрятанного в оренбургской степи, к особо охраняемой природной территории «Предуральская степь» (Оренбургский заповедник) ведет обсыпанная гравием дорога. По ее обочинам стоят информационные короба, баннеры, стилизованные под горные уступы стенды. Путешественнику сообщают: «Центр реинтродукции лошади Пржевальского», «Предуральская степь. Заповедная территория характеризуется значительным ландшафтным и биологическим разнообразием». В том, что «значительное разнообразие» – это не преувеличение, а скорее наоборот, убеждаешься сразу. Прямо у дороги можно встретить пробегающего корсака – степную лисицу, забирающегося к себе в нору суслика. В небе, выискивая добычу, кружат орлы.

Точка притяжения

Читать далее «Пять тысяч километров экзотики»

Квинтэссенция проблемы «Денежкиного камня» и её решения. По итогам комментариев в соцсетях

Выделение денег идет из федерального бюджета, потому что заповедник — Федеральное государственное бюджетное учреждение.

Национальный парк — тоже.

Но бюджет ограничен и его не хватает даже на адекватную охрану, не говоря уже о развитии экологического туризма.

Кроме того, в бюджетных учреждениях часто не хватает компетентных в развитии бизнеса специалистов (но в некоторых заповедниках и нацпарках они есть — как, например, в Оренбурге и Башкирии).

Чтобы расшить эти проблемы, Законодатель прямо разрешил оказание платных услуг в рамках экотуризма — причем, не только в Нацпарках, но и в заповедниках.

А для того, чтобы два разных мира — частный и федеральный бюджетный — состыковались, Законодатель разрешил также государственно-частное партнёрство.

Далее пошел и развивается процесс создания кластеров вокруг ООПТ. Включающих в себя как территорию самого ООПТ, так и прилегающую.

Те, кто умеет работать в этих, современных, условиях, стали показывать результаты. И это очень осязаемые результаты.

Развитие идет, примерно как и в супермаркетах, по уже давно обкатанной за рубежом технологии. Это позволяет сразу делать правильно, что экономит время.

Руководство «Денежкиного камня» на это реагировало печалью.

В частности, муж-подчинённый директора Квашниной Константин Возьмитель последовательно сообщал, что число противников экотуризма стремительно сокращается из года в год.

При этом он, я бы сказал, временами глумился над теми, кто экотуризм развивает. Он их осуждал — несмотря на государственное одобрение экотуризма.

Итог мы видим: «Денежкин камень» внебюджетное финансирование практически не привлекает. Развития нет, а на фоне тех, кто развивается, это выглядит наиболее ярко.

Адекватно охранять территорию они также не могут — для этого в рамках бюджета нет средств на достаточных по количеству и качеству людей и технику.

Решение проблемы тоже понятно: привлекать внебюджетные средства, а не лепить отмазки про отсутствие инфраструктуры и про «границу на замке», якобы.

Можно ли это сделать в рамках заповедника? Да, можно, но это сложнее, чем в рамках Нацпарка. В принципе, люди делают. Но не те, кто руководит «Денежкиным камнем».

Проще ли это сделать в рамках Нацпарка? Да, проще.

Построят ли коттеджи в рамках нацпарка, по сравнению с режимом заповедника? Будет ли охраняться в Нацпарке природа?

Нет, коттеджи не построят и природа охраняться будет.
Потому что, закон тот же самый, он охраняет режим в ООПТ.

Единственное, за чем нужно проследить: чтобы рекреационная зона была минимальной в границах Нацпарка. На самом деле, её можно вообще вынести за пределы Нацпарка — там места хватает. Оформляется это договором с местными властями и представляет собой чисто техническую проблему для юристов.

Могут ли всё это осуществить нынешние руководители Денежкиного камня?

Я считаю, что нет.
Они не понимают, как это работает. Они не хотят делать эту работу.
Им и так хорошо: у них стабильная зарплата, у директора ежемесячная надбавка к зарплате в размере 100% и предусмотрены премии ежеквартально.

А то, что Североуральск, близлежащие небольшие населённые пункты, Свердловская область и Россия в целом не развиваются в Североуральске — их мало волнует. Им вообще Москва деньги платит.

Если бы руководство «Денежкиного камня» было в состоянии реально развивать экотуризм, привлекая деньги частных инвесторов — это было бы просто идеально.
Но я не верю, что эти люди могут справиться с этой работой.

Является ли инфраструктура Североуральска препятствием для экотуризма? Нет

Дело не в городе и его инфраструктуре. С точки зрения того, кто поедет, к примеру, из Германии — что Екатеринбург, что Североуральск – одинаково «далеко».

Человеку надо, чтобы он был проинформирован о маршруте осознал, почему нужно выбрать именно его, чтобы с ним заключили договор. Чтобы его встретили, организовали трансфер, питание и ночлег. И обеспечили безопасность. Возможно, помогли с экипировкой. Дали сопровождающего. Продали сувенир. Потом провели по маршруту, возможно, еще куда-то отвезли «на посмотреть». Потом доставили в аэропорт и обеспечили вылет домой.

Всё это само не сделается, это надо организовывать. И подход: «Вот вам карта окрестностей – делайте там, что хотите» — не проходит.

В бюджете на это денег нет. Эти компетенции не у бюджетников, как правило.

Соответственно, нужно привлекать средства частного инвестора. Под вменяемого руководителя и нормальный договор средства дают, как правило. Под неадекватов – нет.

И ГЛАВНОЕ

Экотуризм – не самоцель. Цель у государства – привлечение внебюджетного финансирования, вывод на самоокупаемость и затем на прибыль.
Параллельно – воспитание заботы о природе и сбережение природы.

Так вот, привлечением внебюджетных средств «Денежкин камень не занимается».
Не хочет, не может, не умеет – я не знаю. Но не занимается.
А есть те, кто это реально делает и имеет результаты. И это теперь уже очевидно.

Это Таганай. Кто мешал бездельникам из Денежкиного камня привлекать внебюджетное финансирование и делать нечто похожее?

Это Таганай. Кто мешал бездельникам из Денежкиного камня привлекать внебюджетное финансирование и делать нечто похожее? Никто не мешал. Просто они не хотят и не умеют работать в современных условиях.

У полистовцев не Нацпарк, а заповедник — и примерно то же самое, что в Таганае.

Но это же надо работать, а не просто получать бюджетную зарплату, имитируя охрану природы и зная, что реально ее охранять не получается.


Читать далее «Это Таганай. Кто мешал бездельникам из Денежкиного камня привлекать внебюджетное финансирование и делать нечто похожее?»