Куда делись 1000 га заповедного леса «Денежкиного камня»?

Благодаря внимательности бывшего Старшего государственного инспектора по охране территории Государственного заповедника «Денежкин камень» Емельянова Дмитрия Владимировича, вскрылась очень интересная деталь.

В публичных источниках звучит цифра площади поврежденных пожаром 2010 года лесов в «Денежкином камне»: 3500 га. Иногда 3300, что можно считать более точной цифрой, которую до 3500 округляют для простоты восприятия.

На сайте самого заповедника «Денежкин камень», в статье от 2018 года по сей день зафиксирована также цифра 3500 га:

 

Скриншот с сайта заповедника «Денежкин камень»

 

 

Однако в научной статье «ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ЛЕСОВ ЗАПОВЕДНИКА «ДЕНЕЖКИН КАМЕНЬ» (СЕВЕРНЫЙ УРАЛ), ПОВРЕЖДЕННЫХ ПОЖАРОМ 2010 ГОДА»,  написанной Анной Квашниной и Надеждой Владимировой и выполненной — я подчёркиваю это — в рамках госзадания и при финансовой поддержке РФФИ, звучит совершенно другая цифра: 4656,4 га.

 


Скриншоты из статьи «ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ЛЕСОВ ЗАПОВЕДНИКА «ДЕНЕЖКИН КАМЕНЬ» (СЕВЕРНЫЙ УРАЛ), ПОВРЕЖДЕННЫХ ПОЖАРОМ 2010 ГОДА

 

Причём мало того, что научная статья была написана в рамках госзадания, так ещё и её соавтор, замдиректора заповедника «Денежкин камень» (на данный момент бывшая) Надежда Алексеевна Владимирова освоила миллионы рублей государственных денег. Государственные деньги Владимирова осваивала, в качестве Индивидуального предпринимателя — в том числе, и на изучение последствий пожара 2010 года.

 

Скриншот с сайта Ruprofile о государственных контрактах ИП Владимировой Надежды Алексеевны

 

 

Для прояснения столь серьёзного расхождения в цифрах пострадавшего заповедного леса, Интермонитор направил запросы в Минприроды России, а также непосредственно самой Анне Квашниной.

Напомним, что в настоящее время в заповеднике «Денежкин камень» расширяется лесной пожар, который многим напомнил события 2010 года — по которым, впрочем, сама Квашнина заявляла: «Мы ничего не потеряли»

 

О пожаре 2010 года, в котором пострадало, по противоречивым оценкам самой Квашниной, то ли 3.5 тыс га, то ли 4.6 тыс. га заповедного леса на многомиллиардные суммы, Квашнина заявила: «Мы ничего не потеряли». Скан газеты «Наше слово», г. Североуральск

 

Сама Квашнина пытается обозначить причиной пожара удар молнии, однако местное население относится к этой версии скептически — и напоминает, что молния обычно ударяет в деревья, а не в мох.
Одновременно местные жители отмечают, что заповедник охраняется лишь номинально. В реальности же, с их слов, в его невозбранно посещают и выходят нелегальные туристы, люди приезжают для этого даже из других городов.

 

 

Сама Квашнина, её муж-подчиннный Константин Возьмитель и пресс-секретарь Роберт Карапетян, кстати, за неделю до пожара уверяли, что лесные пожары происходят, по их мнению, из-за человеческого фактора. Причиной этих заявлений послужил пожар на перевале Дятлова, расположенном относительно недалеко от «Денежкиного камня».

 

Между тем, бывший начальник службы охраны заповедника «Денежкин камень» Николай Сухомлинов считает, что причиной пожара 2020 года в «Денежкином камне» является развал службы охраны заповедника Анной Квашниной.
Он, кстати, допускает, что этот развал мог быть сделан Квашниной умышленно — например, в интересах разного рода нелегалов, ходящих в заповедник:

 

 

 

Между тем СМИ обратили внимание на попытку Квашниной свалить вину за пожар на МЧС.
В травле министра МЧС Евгения Зиничева, приехавшего в Свердловскую область, дабы на месте лично организовать восстановление города Нижние Серги, пострадавшего от наводнения, приняли активное участие не только неформальные активисты Квашниной, но и совершенно официальный «голос заповедника» — пресс-секретарь «Денежкиного камня» Роберт Каренович Карапетян.
Карапетян и активисты Квашниной запустили и активно распространяли «утку», что якобы МЧС забрало вертолет с пожара, чуть ли не для «экскурсионного обслуживания» министра МЧС.

 

 

Официальный представитель заповедника «Денежкин камень» Роберт Карапетян активно распространял «утку», обвиняя министра МЧС Евгения Зиничева в «катании» на вертолете, который МЧС предоставляло в помощь Минприроды, хотя имело полное право этого не делать. По всей вероятности, атака на министра МЧС была спланирована для того, чтобы свалить на него ответственность за горящий «Денежкин камень». Это могло также помочь Квашниной переключить внимание общественности с ненадлежащей охраны ею заповедника.
Скриншот из Facebook Роберта Карапетяна

 

 

При этом данные граждане умолчали, что в Свердловской области 13 пожаров, а вовсе не только пожар в «Денежкином камне» и МЧС помогает их тушить, хотя вообще не обязано этим заниматься, т.к. это функции Минприроды и Лесоохраны. А вот бороться с наводнением в населенном пункте — прямая обязанность МЧС.

Испугавшись, что она, пытаясь переложить на кого-нибудь ответственность за пожар, по сути, стравила МЧС и Минприроды, Квашнина принялась открещиваться от поступка своего официального представителя и неформальных, но очень близких к ней помощников.

Отметим, что Анна Квашнина не раз была замечена в совершении провокаций, причем, на наш взгляд, осуществляемых на грани адекватности.

Так, например, Квашнина пыталась заявлять, что журналист Василий Ющук якобы устроил «кибербуллинг» её совершеннолетнему сыну Фоме Возьмителю. Однако оказалось, что на самом деле Фома Возьмитель в течение суток флиртовал с девушкой в Вотсапе, обмениваясь с ней фотографиями и выглядел там вполне счастливым.
Когда Квашнина попыталась устроить провокацию, Василий Ющук расследовал этот инцидент и, заручившись согласием девушки, показал через СМИ и блогеров её переписку с Фомой Возьмителем.

Однако даже после этого Квашнна не оставила попыток лгать о вымышленном «кибербуллинге» «ребёнка» журналистам.

Можно вспомнить также попытку Квашниной «примириться» с собственным мужем за ущерб государству, который, по данным СМИ, составил около 17 000 000 000 (семнадцати миллиардов) рублей. Квашнина заявила, что претензий к мужу за этот ущерб государству не имеет — это она делала для прекращения уголовного дела в отношении своего супруга в связи с пожаром 2010 года.

https://ura.news/news/1052140616

 

А на нынешнем пожаре 2020 года Квашнина вдруг начала накапливать запасы неучтённых (или малоучтенных) высоколиквидных продуктов, по сути, побираясь в соцсетях. Однако власти отметили, что на Комиссии по чрезвычайным ситуациям она не сообщала о каких-либо проблемах с продуктами- хотя прекрасно знает, что надо лишь сделать заявку — и государство обеспечит ее всем необходимым.
Свердловские журналисты намерены просить правоохранительные органы разобраться со странными инициативами по, вероятно, накоплению неучтённых запасов должностным лицом федерального государственного бюджетного учреждения Анной Квашниной.

http://www.intermonitor.ru/u-direktora-zapovednika-denezhkin-kamen-anny-kvashninoj-kuda-to-delis-1-000-ga-zapovednogo-lesa-i-eto-daleko-ne-pervye-strannosti-v-rabote-kvashninoj/

Что будет делать директор заповедника «Денежкин камень» Квашнина. И почему она не преуспеет в этом

Судя по действиям самой Квашниной, её штатного пиарщика Карапетяна и внештатного — Стукова, они попытаются вести линию: «Все обязаны спасать задницу Квашниной, а если не спасают, то сами и виноваты в пожаре».

Не преуспеют они в этом потому, что сейчас не 2010 год и басни на тему «нетронутой природы» якобы оберегаемой прекрасно работающей Квашниной уже никого не очаруют.
Слишком уж очевидно сегодня для всех, что Квашнина провалила главное, для чего она получает зарплату: охрану заповедника.

«Денежкин камень» — проходной двор. Квашнина — несостоятельна как директор и место ей, на мой взгляд, как минимум на рынке труда, а как максимум — в следственном изоляторе.

Заповедник «Денежкин камень» горит ровно так же, как совершенно незаповедные леса в Свердловской области.

Вертолеты Лесоохраны и МЧС мечутся между всеми этими пожарами и задницу Квашниной спасать не будут.

Квашина могла спасти свою задницу, если бы потратила 10 лет, минувшие с пожара 2010 года (когда чуть не посадили её мужа Возьмителя) не на интриги, экоактивизм, самопиар в СМИ Ходорковского и информационные войны, а на организацию охраны заповедника.
В том числе — на организацию экологического туризма, с доходов от которого можно было содержат нормальную охрану.

Но Квашнина предпочла продуктивной работе интриги, самопиар, общественную деятельность и информационные войны.
А адекватную охрану заповедника при этом не наладила. Причем так интересно не наладила, что, например, местный депутат Виктор Ильин, интересы которого удивительно совпадают с интересами браконьеров, горой стоит за Квашнину.

И вот, теперь мы видим закономерный итог: «Денежкин камень» горит так же, как обычные леса. Потому что, там толпы нелегальных туристов болтаются по этому «заповеднику» тоже как в обычных лесах — о чем открыто и массово говорят местные жители и свидетельствуют следы пребывания людей.

Вот и МЧС тушит этот недозаповедник на равных с остальными лесами. Тем более, что тушение лесных пожаров — это функция, прежде всего, Лесоохраны, а не МЧС.
МЧС занимается угрозами населенным пунктам, а не ёлками и ёлки интересуют МЧС при угрозе людям. Кстати, не только ёлки, но и наводнения.

Клевреты Квашниной, на мой взгляд, умышленно пытаются эксплуатировать незнание людьми этих нюансов — чтобы спасти свою подружку.

Клевреты Квашниной до того обнаглели, что решили предъявить полет Министра МЧС на вертолете МЧС в зону затопления(!) чуть ли не его виной за то, что у нерадивой, распустившейся Квашниной заповедник горит!

Не прокатит у них этот номер.
Я не знаю, посадят в итоге Квашнину или нет (лично я считаю, что надо, но не я это решаю), но то, что эта крайне неудачная директор ФГБУ «Заповедник Денежкин камень» не сможет свои собственные «косяки» перекладывать на третьих лиц — на мой взгляд, уже очевидно.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

https://ura.news/news/1052441923

https://66.ru/news/society/232711/

https://eanews.ru/news/otdel-okhrany-v-zapovednike-nedeyesposoben-vse-o-pozhare-na-denezhkinom-kamne_22-07-2020
«Отдел охраны в заповеднике недееспособен»: все о пожаре на «Денежкином камне» 2020-07-22 15-03-05.png

Почему Квашнина и Возьмитель из заповедника «Денежкин камень» не могут заручиться поддержкой людей? Потому что, люди видят обман

Почему директор заповедника «Денежкин камень» Анна Квашнина и её подчинённый-муж Константин Возьмитель, защищающие своё высокооплачиваемое безделье под флагом «борьбы за экологию», не могут заручится поддержкой людей? Да потому что, люди видят обман.

Ведь, на чём построены подтасовки Квашниной и Возьмителя? А вот на чём.

Они бродят вблизи подножия карьеров примерно в ПЯТИДЕСЯТИ КИЛОМЕТРАХ от Североуральска и в нескольких десятках километров от менее крупных населённых пунктов, замеряют там превышение ПДК и пытаются пугать им народ.

При этом делают вид, что не в курсе, что очистные не могут «с двенадцатым ударом часов» навести порядок, на это нужно время.

Ну и замалчивают два важных момента:

1. В самом заповеднике (по-видимому), как и вокруг него (совершенно точно), всегда было превышение ПДК по металлам — из-за так называемых рудопроявлений.

Это превышение было примерно в 2-5 раз и никуда не денется, какие бы замечательные очистные сооружения ни построили.
Разумеется, превышение в сотни раз — это карьер, но и в 2-5 раз — это много.

То, что Возьмитель пил из реки, никак не уменьшит кратное превышение по металлам и, разве что, возможно, объясняет, почему Возьмитель в итоге не очень умный (есть у металлов, по крайней мере, такой эффект — при длительном превышении ПДК в пище люди тупеть начинают).

2. Заповедник находится выше карьера по течению и попасть в него загрязнения карьера не могут от слова совсем.

Это уже даже Квашнина стала понимать (на что у неё ушел, насколько я помню, примерно год).

Так вот, людям в массе своей до лампочки, что происходит в лесу за десятки километров от них, тем более, что эта проблема решается и решится.

Людей интересует, что там, где они живут. А там вот так:

 

Вот, поэтому и ноет уже два года Возьмитель, что его рыбаки на смех поднимают, когда он им пытается рассказывать об их рыбалке. И что остальным на его басни попросту плевать.

 

Беседа подчинённого-мужа Константина Возьмителя (живущего с федерального бюджета) с активисткой Ириной Зайцевой, (вообще скрывающей источники своих доходов)

 

Кстати, очень показательно, что ни Квашнину, ни Возьмителя, ни жительницу Североуральска Зайцеву почему-то совершенно не волнует загрязнение реки Сарайной и ряда других рек, имеющих самое непосредственное отношение к качеству питьевой воы в Североуральске.
Словно не существует такой проблемы для «честных» и «непродажных» «борцов за счастье североуральцев».

И это при том, что питьевая вода в Североуральске загрязняется десятилетиями — о чём Квашниной и Возьмителю прямо говорили, с расстояния в пару метров, их же соратники из Североуральска. Под видеозапись.

А потом эти деятели удивляются, что североуральцы и жители Ивделя их не поддерживают.

Чему удивляться, когда очевидно, что обеспечение бездельников Квашниной и Возьмителя зарплатой из федерального бюджета в список интересов населения Североуральска и Ивделя не входит.
А они бездельники и есть — что подтверждается выговором Минприроды, Представлением и Предостережением прокуратуры.

Причем они не просто бездельники, а, на мой взгляд, еще и вредители:
То у них деньги с и без того мизерного количества туристов в государственную казну не попадают.
То обнаруживается, что заповедник так «охраняется», что представляет собой проходной двор.
То они развитие экотуризма, поставленного государством в приоритет, саботируют.

 

https://yushchuk.livejournal.com/1430090.html

Анатомия подтасовок: Комментарии, которые постеснялась поставить в свой материал «Новая газета», или почему в «Денежкином камне» не могут рассказывать правду

Авторская колонка Евгения Ющука

Несколько дней назад ко мне обратился за комментариями гражданин, представившийся Иваном Жилиным, корреспондентом «Новой газеты».

Он сообщил, что готовит материал о ситуации вокруг северных рек и заповедника «Денежкин камень». Прислал три вопроса. И оперативно получил на них ответы.

А потом просто обманул — наплевав на журналистскую этику.
Вот как это было.

Читать далее «Анатомия подтасовок: Комментарии, которые постеснялась поставить в свой материал «Новая газета», или почему в «Денежкином камне» не могут рассказывать правду»

А в это время бездельники из «Денежкиного камня» ноют и постят в соцсетях алкоголь

Кавказский заповедник рассказал о подготовке к летнему сезону

Кавказский заповедник рассказал о подготовке к приёму туристов в летнем сезоне.

Об этом сообщает интернет-издание argumenti.ru.

После снятия ограничений будет доступно 16 маршрутов общей протяжённостью 635 км.

«Работы ведутся силами госинспекторов и оперативной группы заповедника. Первый этап подготовки к летнему сезону должен быть завершён до 1 мая», — заявили в заповеднике.

Как рассказал директор Сергей Шевелёв, практически завершена подготовка рекреационных объектов. На кордоне Лаура и в вольерном комплексе проведена инвентаризация.

Ранее RIA56 сообщало, что заповедники Оренбуржья и Хакасии подписали соглашение о сотрудничестве.

https://russian.rt.com/nopolitics/news/741288-region-turizm-zapovednik

Конец цитаты.

Всё более очевидным становится, что только превращение заповедника «Денежкин камень» в Национальный парк способно сдвинуть зажиревших, обнаглевших и обленившихся бездельников с места и заставить их развивать экологический туризм, а не заниматься имитацией этого развития.

Особенно востребовано это будет после окончания пандемии Коронавируса. Чтобы заработать денег для Североуральска Свердловской области и России в целом на экотуризме, уже сегодня необходимо принимать меры по превращению плохо охраняемого заповедника, не имеющего нормального экотуризма, в Национальный парк с адекватной охраной и экологическим туризмом.

Бездельников начали заставлять работать: Крымский заповедник сократился до нацпарка

В границах Крымского природного заповедника (за исключением орнитологического участка «Лебяжьи острова») создана особо охраняемая природная территория (ООПТ) федерального значения — национальный парк «Крымский». Об этом “Ъ” рассказали в управделами президента РФ. Заповедный статус сохранили лишь за 30% территории парка, бывшего до этого крупнейшим заповедником на территории полуострова. Под зону хозяйственного назначения выделено 4,7% территории нацпарка вместо почти 20%, запланированных изначально. Вместе с тем в заповеднике эта зона занимала не более 2% площади. Еще почти 16% территории нацпарка выделено под рекреацию.
Экологи, летом 2019 года обращавшиеся к Владимиру Путину с просьбой остановить реорганизацию заповедника, сообщили “Ъ”, что находят итоговый вариант зонирования нацпарка лучше первоначального. Вместе с тем они сожалеют, что статус заповедника был понижен. Президент крымской Академии наук Виктор Тарасенко считает, что победили «финансовые интересы», а не желание сохранить заповедную территорию.

Под зону хозяйственного назначения в нацпарке «Крымский» отвели не 7 тыс. га, как первоначально планировалось, а 1,6 тыс. га (4,7% его территории). Об этом “Ъ” сообщили в управделами президента РФ.

Напомним, в нацпарк по постановлению правительства РФ от августа 2018 года была реорганизована территория Крымского природного заповедника (самый большой заповедник на полуострове). Управделами «с привлечением научных сотрудников ведущих институтов Республики Крым, а также специалистов Минприроды России» разработано положение о нацпарке «Крымский», установлен государственный надзор в области охраны и использования территории, проведены кадастровые и межевые работы, определены границы особо охраняемой природной территории.

Летом 2019 года крымские экологи назвали проект реорганизации Крымского природного заповедника в национальный парк «губительным для природы» полуострова (“Ъ” писал об этом 18 июня 2019 года). Согласно первоначальному проекту, из 35 тыс. га заповедных лесов 7 тыс. га предлагали выделить под хозяйственную зону, а еще 7 тыс. га — под рекреационную. На территории заповедника планировали построить визит-центры, гостиницы, автомобильные дороги, чтобы проводить корпоративные мероприятия и экскурсии.

Ученые обратились к президенту и премьеру РФ с просьбой не допустить реализации проекта создания национального парка «Крымский» в границах Крымского природного заповедника.

Крымский природный заповедник создан в 1920-е годы на юге полуострова. В нем сосредоточено 133 вида растений и 88 видов животных, внесенных в Красную книгу Республики Крым, 39 видов растений и 58 видов животных, занесенных в Красную книгу России, 96 видов растений и 46 видов животных, занесенных в международные охранные списки. Заповедник является водосборной территорией рек южного и северного склонов Крымских гор и имеет важнейшее значение для обеспечения полуострова (вододефицитного региона) пресной водой.

В управделами президента РФ итоговый проект преобразования заповедника в нацпарк “Ъ” не предоставили, однако сообщили, что в ходе зонирования территории нацпарка «Крымский» в зону хозяйственного назначения (в ее границах допускается деятельность по обеспечению функционирования учреждения, управляющего парком, и жизнедеятельности граждан, проживающих на территории парка) было выделено чуть больше 1,6 тыс. га. Еще 5,4 тыс. га (15,7%) отнесено к зоне рекреации, которая предназначена в том числе для размещения объектов туристской индустрии, музеев и информационных центров. На половине территории бывшего заповедника будут разрешены проведение экскурсий и познавательный туризм. В заповедной зоне, которая предназначена для сохранения природной среды в естественном состоянии и в границах которой запрещается осуществление любой экономической деятельности, оказалось около 10,2 тыс. га (29,4% территории нацпарка).

Профессор кафедры экологии и зоологии Таврической академии Крымского федерального университета Сергей Иванов сказал “Ъ”, что понижение статуса территории (преобразование заповедника в ООПТ) — негативное событие.

Вместе с тем мы с коллегами (учеными-экологами.— “Ъ”) пришли к выводу, что уменьшение зоны хозяйственного назначения с 20% до менее чем 5% в нынешней ситуации можно расценивать как нашу победу»,— сказал Сергей Иванов.

Он поблагодарил ученых и СМИ, которые вынесли в публичную плоскость проблему реорганизации заповедника в нацпарк.

Президент крымской Академии наук эколог Виктор Тарасенко сказал “Ъ”, что широкого общественного обсуждения проекта реорганизации заповедника в нацпарк не было. По его словам, не советовались при его принятии и с большинством местных экспертов. Он считает, что нужно было сохранить заповедник: «Это (итоговый проект зонирования территории нацпарка.— “Ъ”) лучше, чем планировалось сначала. Но это тоже, с моей точки зрения, недопустимо. Оставить от всемирно известного заповедника лишь 30% заповедной территории — это неправильно». Он напомнил, что заповедник «чрезвычайно важен» для Крыма. Ученый сожалеет, что победили «финансовые интересы» и выбран вариант использования заповедника для рекреации и туризма. Он считал бы приемлемым, если бы зоны рекреации и хоздеятельности занимали не больше 5–7% территории заповедника.

https://www.kommersant.ru/doc/4322680

***********

Хочу заметить, что в Свердловской области, в отношении бездельников из «Денежкиного камня» предложение Губернатора намного лучше. Губернатор свердловской области предложил не из территории заповедника вырезать рекреационную зону (хоть «Денежкин камень» и представляет собой, по сути, проходной двор, охрана в котором — во многом, профанация), а наоборот — добавить к заповеднику «Денежкин камень» территорию.

Правда Губернатор, после воплей белоленточных активистов, сказал, что готов этой добавленной территории присвоить статус «охранной зоны» заповедника.

Но тут уже Минприроды в Москве сказало, что если это добавление территории состоится — то лучше сразу делать Национальный парк.
Потому что, понижения уровня охраны при этом не произойдет (на самом деле, произойдет улучшение охраны, т.к.12 инспекторов сегодня физически не в состоянии охранять 80 га территории, а нанять профессиональный ЧОП бюджетному учреждению не на что).

Об этом Минприроды в Москве официально написало Евгению Ющуку на личном приеме:

 

Пандемия коронавируса обостряет противоречия между руководителем заповедника «Денежкин камень» и населением Свердловской области и Североуральска в частности

Как отмечают наблюдатели, пандемия Коронавируса делает более рельефными противоречия между интересами семьи директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной, контролирующей финансовые потоки этого бюджетного учреждения и интересами населения Свердловской области.

Напомним, что Анна Квашнина и её подчинённый-муж Константин Возьмитель являются последовательными противниками развития какого-либо туризма на территории заповедника.

При этом Квашнина и Возьмитель пытаются представить это как заботу о природе, но выглядит это неубедительно. «Денежкин камень» — не единственный заповедник в стране, поэтому хорошо известно из практики: там, где руководитель заповедника понимает, как развивать экологический (познавательный) туризм, этот вид туризма развивается успешно.

Именно поэтому, руководство России настаивает на развитии познавательного (экологического туризма) в том числе и в заповедниках.

Так Анна Квашнина и её подчинённый-муж пришли в противоречие с политикой, проводимым российским руководством.

Заявление Константина Возьмителя об экотуризме в одной из групп социальной сети Фейсбук: «Экотуризм — оружие против заповедников.. Это стыд»
Скан газеты «Наше слово», г. Североуральск

Как полагает журналист Евгений Ющук, истинная причина такого поведения Квашниной заключается в неумении и нежелании работать в новых условиях.

По сути, развитие экологического туризма очень похоже на бизнес, к этому ни у Квашниной, ни у Возьмителя, вероятно, склонности нет в принципе. Этой паре понятнее присосаться к бюджету и осваивать его.

В условиях, когда начальство находится в полутора тысячах километров, в Москве, Квашниной годами удавалось лавировать между указаниями руководства страны и собственными интересами — естественно, в своих интересах.

Ситуация качественно изменилась после того, как, вероятно, в целях, сильно напоминающих местами обычное вымогательство, муж-подчинённый Квашниной решил «попинать» компанию УГМК.

Незадолго до этого, по крайней мере, Возьмитель написал в своем блоге: “Конечно, если бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть».

 

Скриншот из ЖЖ Константина Возьмителя — должностного лица заповедника «Денежкин камень» и мужа директора Квашниной
Скриншот из ЖЖ Константина Возьмителя — должностного лица заповедника «Денежкин камень» и мужа директора Квашниной

 

Вскоре после публикации этого тезиса, Возьмитель и Квашнина стали предъявлять претензии УГМК за загрязненные реки, намекая, что у них, якобы, есть опасения, что загрязнения могут проникнуть и в заповедник.

Однако быстро стало понятно следующее.

Загрязнения рек действительно есть, но они были выявлены задолго до начала негативно-имиджевой кампании Квашниной и Возьмителя против УГМК, причем выявили их контролирующие государственные органы и к моменту начала кампании Квашниной уже появился, и начал реализовываться план по исправлению данной неприятной ситуации.

Проблема, как оказалось, крылась в ошибке проектантов, или, возможно, кардинальным изменениям в паводковой ситуации в регионе, по сравнению со временем создания проекта (прошедшего, кстати, все экспертизы).

УГМК, таким образом, исправляет за свой счёт (причем за 1 200 000 000 рублей) чужие ошибки, да ещё и подвергается нападкам со стороны четы Квашниной-Возьмителя.

Кроме того, быстро стало очевидным, что заповедник «Денежкин камень» расположен на возвышенности, по отношению к карьеру УГМК, что делает невозможным, точки зрения фундаментальных законов физики, его загрязнение — вода, все же, вверх не течет.

Против законов гравитации Квашнина выступать не решилась и риторику об опасении за территорию заповедника ощутимо свернула.

Однако Ющук заинтересовался таким необычным поведением служащих, работающих на федеральном бюджете и стал разбираться в реальных мотивах четы Квашниной-Возьмителя.
Так и было выявлено изначальное желание Константина Возьмителя «зажиреть».

И тогда же Ющук обратил внимание на тот факт, что заповедник «Денежкин камень» является откровенным тормозом в развитии туристического кластера Свердловской области.

Для развития туристического кластера Свердловской области необходимо вписаться в проект «Великий уральский путь», одобренный Минприроды. Квашнина уверяла, что она туда вписана — так называемой «экошколой».

 

Скриншот из издания «Накануне.ру». Анна Квашнина рассказывала, что «экошкола» и это и есть ей вклад в «Великий уральский путь»

 

Однако при выяснении того, чем на самом деле «экошкола» является, стало очевидным, что это «кружок по интересам», преимущественно, для нескольких близлежащих школ и рассказы Квашниной о том, что «экошкола» — часть «Великого уральского пути» являются, мягко говоря, преувеличением.

Позже выяснилось, что даже такая «экошкола» работает незаконно. Квашниной было внесено Предостережение прокуратуры, а местные власти предложили ей помощь в легализации данного проекта.

 

 

Предостережение прокуратуры в адрес директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной

 

 

Однако директор «Денежкиного камня» предпочла проект «экошколы» свернуть.

Между тем, публичное прояснение мотивов действий Квашниной и Возьмителя привлекло внимание общественности Североуральска. Люди стали всё более отчётливо понимать, что их интересы с интересами семьи Квашниной-Возьмителя кардинально расходятся.
В интересах Квашниной и Возьмителя было не развивать экологический туризм, а спокойно получать гарантированный доход из бюджета, тогда как населению Североуральска и Свердловской области требовалось как раз развитие туристического кластера. Туристический кластер — это и рабочие места, и дополнительный доход.

Квашнина пыталась заявлять, что требования развивать экологический туризм — это, якобы, «месть УГМК» за её претензии по рекам и попытка уволить Квашнину, чтобы она перестала шуметь про реки. Однако эти заявления Анны Квашниной не выдерживают проверки даже элементарной логикой: ведь очевидно, что активистам вовсе необязательно сидеть на госбюджете для того, чтобы критиковать компанию.
Эти вопросы не могут быть связаны между собой даже теоретически.

Пытались покрывать Квашнину и в Минприроды России — что стало вызывать вопросы о вероятной коррупционной составляющей такого поведения чиновников. Скорее всего, чиновники в Москве просто не хотели искать нового человека на место плохо работающей и уже имеющей один выговор от 2019 года Квашниной.

Однако игнорировать всё увеличивающееся количество сообщений о конкретных сомнительных поступках Квашниной и её подчинённых Минприроды становилось всё труднее — и чиновники попытались писать явные отписки.

В результате, устав читать отписки Минприроды, которые стали доходить до совсем уж откровенного абсурда, Евгений Ющук поехал на личный прием к руководству Минприроды в Москву. Эта поездка принесла определенный результат: Минприроды согласилось рассмотреть вопрос перевода в Национальный парк, при условия увеличения его территории.

Квашнина явно занервничала и стала просить немногочисленных журналистов, которые остались в её поддержке, периодически интересоваться у Министерства планами по превращению заповедника «Денежкин камень» в Национальный парк. О готовности увеличить территорию, с целью развития экологического и рекреационного туризма, сообщил Губернатор Свердловской области.

Эти попытки уже начинают вызывать улыбку у наблюдателей, т.к. превращаются в своего рода систему.

А потом случились карантинные мероприятия по Коронавирусу (в настоящий момент на уровне самоизоляции граждан и закрытия многих предприятий малого и среднего бизнеса) — в результате, противоречия интересов семьи Квашниной-Возьмителя с интересами жителей Свердловской области и конкретно города Североуральска стали нарастать.

Вот что написал об этом Евгений Ющук в своем Живом Журнале, после очередной публикации друзей Квашниной, в духе: «А мы тут опять спросили Минприроды, а оно сказало, что пока не переводит заповедник в Нацпарк».

Отметим, что Ющук убежден: Квашнина не умеет и не хочет развивать экологический туризм, т.к. это требует дополнительного напряжения сил, но хочет получать зарплату директора заповедника.
Поэтому,Ющук полагает, что Квашнина — бездельница.

 

«Евгений Ющук
Такое впечатление, что в заповеднике «Денежкин камень» начальники периодически прибегают к немногим оставшимся знакомым журналистам и просят узнать, не передумало ли Минприроды? Не стало ли Минприроды считать, что перевести «Денежкин камень» в статус Национального парка и правда нужно?

Им регулярно отвечают многословно и красиво, но смысл укладывается в два слова: «Пока нет».

И это чистая правда: ПОКА Минприроды не планирует переводить «Денежкин камень» в статус Национального парка — потому что, ничего не изменилось.

А вот, когда появится возможность приделать снаружи «Рекреационную зону» -ситуация качественно изменится и Минприроды еще раз рассмотрит этот вопрос.
О чём мне там и выдали документ, за подписью профильного начальника:

 

Документ, выданный Евгению Ющуку, по итогам Личного приёма, в Минприроды России в Москве. Подписал документ Григорьев Алексей Иванович — и.о. директора департамента государственной политики и регулирования в сфере развития ООПТ и Байкальской природной территории Министерства природных ресурсов РФ
Документ, выданный Евгению Ющуку, по итогам Личного приёма, в Минприроды России в Москве. Подписал документ Григорьев Алексей Иванович — и.о. директора департамента государственной политики и регулирования в сфере развития ООПТ и Байкальской природной территории Министерства природных ресурсов РФ

 

 

Причём мысль о том, что, в случае присоединения новой территории для рекреационного туризма, надо делать Нацпарк, а не предложенную Губернатором Куйвашевым охранную зону заповедника, высказал инициативно лично руководитель Департамента ООПТ в российском Минприроды».

«Отмечу, что рассматривать вопрос о переводе «Денежкиного камня» в статус Национального парка Министерство будет, сравнивая позицию бездельников, не желающих делать дополнительную работу и населения Свердловской области, а также города Североуральска.

Учитывая, что после кризиса, связанного в том числе с Ковидом, потребность в дополнительных доходах возрастет — думаю, решение будет не в пользу бездельников.

Сотрудникам «Денежкиного камня», во главе с Квашниной сейчас особенно хорошо: их зарплата заложена в федеральный бюджет, поэтому им глубоко плевать на обстановку в стране. Им еще и выходные объявили до конца апреля. Оплачиваемые.

А вот населению Свердловской области и Североуральска не плевать на свои доходы. И сытая физиономия мужа Квашниной, получающего зарплату из федерального бюджета, будет вызывать у людей далеко не умиление.

Люди ведь сравнят своё финансовое положение с положением бездельников, присосавшихся к федеральному бюджету.
Вот тогда и поговорим предметно», — добавил Ющук.

Кроме того, журналист напомнил, что Анна Квашнина — нерадивый руководитель заповедника. В качестве аргументации этого тезиса он привел письмо Прокуратуры о том, что Прокуратура внесла Представление об устранении нарушений закона.

 

В данном случае директор «Денежкиного камня» проигнорировала требование федерального закона взимать плату с экотуристов. Их и так у Квашниной был мизер — 13 человек за прошлый год. Но даже такое мизерное количество Квашнина поленилась оформить законно.
А может быть и не поленилась, а имела какие-то другие цели.
Но это предположения, а факт — что к государству деньги не попали.

 

 

Представление Прокуратуры директору заповедника «Денежкин камень» об устранении нарушений федерального закона
Представление Прокуратуры директору заповедника «Денежкин камень» об устранении нарушений федерального закона

 

Ющук напомнил также, что подробности личного приёма в Минприроды России он изложил в материале «Тезисно. На что согласно и на что не согласно Минприроды РФ, в плане Национального парка. И почему.Что упустило из виду издание Znak.com».

 

www.intermonitor.ru

Руководители заповедника «Денежкин камень» публично подвергли критике Президента Путина, Министра природных ресурсов Кобылкина, а также поиздевались над замминистра Пановой, курирующей заповедники и нацпарки

Однако увольняться не стали и продолжили получать зарплату из Федерального бюджета

В блоге «Денежкин камень» подчинённый-муж директора заповедника «Денежкин камень», должностное лицо этого Федерального государственного бюджетного учреждения Константин Возьмитель ностальгировал о министре природных ресурсов Донском и молодом Президенте Владимире Путине.

Из текста Возьмителя следует, что вот раньше, по его мнению, Президент и Министр природных ресурсов были гораздо лучше, нежели сейчас.

Мотив у Возьмителя просматривается простой: раньше эти руководители не заставляли заповедники зарабатывать деньги. Не то что сейчас, видимо — когда Путин стал старше, а министр сменился на Дмитрия Кобылкина.

Эти заявления подчинённый-муж директора заповедника Анны Квашниной опубликовал месяц назад.

 

Скриншот из блога «Денежкин камень»: Константин Возьмитель (должностное лицо государственного заповедника и супруг директора) противопоставил хорошего «молодого Путина» и бывшего Министра Природных ресурсов нынешним, более плохим, по его мнению, Путину и министру

 

А буквально на днях Возьмитель издевался над кабинетом заместителя Министра природных ресурсов Елены Пановой.
Подобно великовозрастному подростку Возьмитель буквально ухохатывался публично над номером кабинета министра (этот номер «260»), причем в формулировках, вызывающих сомнения в полной психической адекватности Возьмителя, в момент этого упражнения в остроумии.

 

Скриншот из Фейсбука Константина Возьмителя

 

Приёмная замминистра Природных ресурсов Елены Васильевны Пановой. Фото Евгения Ющука

 

 

Впрочем, подчинённый-супруг директора «Денежкиного камня» порой делает публикации, наводящие на мысли о том, каким образом он, возможно, «раскрепощает своё сознание» до подобных изложений:

 

Скриншот из Фейсбука Константина Возьмителя

 

 

Значительно важнее то, почему «на языке» у Возьмителя оказываются такие проявления накопившихся эмоций.

По-видимому, руководителя заповедника «Денежкин камень» сильнее, чем раньше, расстраивает, что от «Денежкиного камня», частично захватывающего территорию, бывшую не одно десятилетие туристической тропой Всесоюзного значения, требуют развивать экологический (познавательный) туризм.

Наиболее вероятная причина – готовность Губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева добавить территорию заповеднику «Денежкин камень», чтобы развивать туристический кластер в Свердловской области. Однако Губернатор обусловил такое прирастание территории именно развитием экотуризма, а это потребует от Квашниной и её супруга организовывать экотуризм – т.е., работать по-современному, а не только осваивать федеральный бюджет.

Лень и неумение работать в современных условиях, по-видимому, вызывают у директора заповедника ужас, а её супруг, как нередко за ним водится, начинает транслировать эту семейно-начальственную точку зрения в публичное поле.

Отметим, что Константин Возьмитель давно и последовательно транслирует точку зрения, что экологически туризм – это очень плохо.

 

Заявление Константина Возьмителя об экотуризме в одной из групп социальной сети Фейсбук: «Экотуризм — оружие против заповедников.. Это стыд»

 

 

Его жена – директор «Денежкиного камня» Анна Квашнина ранее вообще сообщала, что будет всеми силами препятствовать развитию туризма в заповеднике.

 

Скан газеты «Наше слово», г. Североуральск

 

При этом работа Анны Квашниной в качестве директора государственного заповедника вызывает множество вопросов

Так, например, недавно Прокуратура внесла Квашниной представление о прекращении нарушения закона. Директор «Денежкиного камня» проигнорировала требование федерального законодательства взимать плату с физических лиц, посещающих заповедник у целью познавательного туризма.
Как показало расследование, проведённое прокуратурой, Квашнина впустила на территорию заповедника 13 человек, представившихся экотуристами, и не взяла с них плату (по крайней мере, легально), хотя была обязана это сделать.

 

Представление Прокуратуры директору заповедника «Денежкин камень» об устранении нарушений федерального закона

 

При этом 13 экотуристов – это мизерное количество. Квашнина, судя по всему, пренебрегает тем, чтобы давать рекламу маршрутов на территории заповедника, она вообще гордилась в СМИ тем, что о них мало кто знает. Естественно, о приличном сервисе для экотуристов и развитии инфраструктуры в такой ситуации и речи не идет.

Еще раньше директор «Денежкиного камня» Квашнина получала Предостережение от Прокуратуры – в связи с организацией нелегальной «экошколы» для детей. Причем ей предлагалась официальными структурами помощь в легализации этой «экошколы», однако Квашнина предпочла её просто прекратить.

 

Прокуратура выносила предостережение Квашниной за нелегальную «экошколу». Квашнина после этого её оформлять её легально не стала, а просто перестала проводить

 

 

Примечательно, что именно эта, неработающая ныне, «экошкола» указывалась Квашниной ранее как вклад заповедника «Денежкин камень» в проект Минприроды «Великий уральский путь». Мы склонны считать это обычным очковтирательством, призванным имитировать развитие экотуризма перед начальством, в реальности саботируя его.

 

Скриншот из издания «Накануне.ру». Анна Квашнина рассказывала, что «экошкола» и это и есть ей вклад в «Великий уральский путь»

 

Кроме того, Минприроды оценило в 2019 году работу Квашниной выговором.

 

Скриншот с сайта Минприроды о том, что Анна Квашнина получила выговор. Через несколько месяцев Квашнина как говорят е бывшие сотрудники, собрала группу «ходоков» к начальству, которая убедила заменить формулировку на совершенно размытую. Тем не менее, и в СМИ прошла информация, отражённая с данном скриншоте, и в официальном ответе Минприроды редакции издания Интермонитор сказано, что ряд фактов обнаруженных Интермонитором, подтвердились, и Квашнина дисциплинарное взыскание действительно получила.

 

Однако, вместо того чтобы начать развивать экологический (познавательный) туризм, семейная пара, контролирующая государственный заповедник, принялась публично выражать недовольство Президентом России, Министром природных ресурсов и его заместителем, курирующим заповедники и национальные парки.

При этом руководители государственного заповедника не сделали главного шага, который обычно делают честные и последовательные люди – не уволились. А продолжают получать зарплату из Федерального бюджета.
Впрочем, критика – дело, конечно, хорошее. Но только не вместо нормальной работы.

Автор: Евгений Ющук

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Внутренний конфликт в Минприроды РФ: «Бюджетососы» против сторонников развития России. Почему «пиявки бюджета» обречены на стратегическое поражение, и пенсионер Чибилёв их не спасёт

Авторская колонка Евгения Ющука

Поездка в Минприроды в Москве не только позволила мне получить документ, от которого директора заповедника «Денежкин камень» Анну Квашнину, её подчинённого-мужа Константина Возьмителя и прочую «подтанцовку» бездельников из «Денежкиного камня» поколачивает уже который день.

Я там открыл для себя причины глубокой грусти уважаемого специалиста по сусликам и, судя по его выступлениям, фаната неконтролируемых пожаров вблизи населённых пунктов академика Александра Чибилёва.

Скорее всего, многие не обратили внимания на один тезис, вырвавшийся у Чибилёва. Этот Светоч бюджетососов заявил, что, мол, надо из Минприроды заповедники забрать и в отдельное какое-то ведомство передать. А то Минприроды их, видите ли, зарабатывать деньги заставляет. А опции «зарабатывать» что у Чибилёва, что у Квашниной нет. У них есть опция «освоить бюджет». Желательно — вместе с родственниками.

У Квашниной в подчинённых (при должности, кстати) — муж Константин Возьмитель со средним специальным образованием типографа. У Чибилёва — в директорах бюджетного Института Степи — судя по ФИО, вероятно, сын. Кандидат наук, причем экономических (хотя и по природным ресурсам). На сайте института Степи он именуется как «Чибилёв Александр Александрович (младший)».

Кто-то называет это династией, а кто-то — кумовством. Тем не менее картина вот такая: на бюджете сидят целыми семьями.
И откровенно желают бюджета побольше, а контроля — поменьше. Ну, это логично: они же не идиоты, и деньги считать умеют — особенно свои.

Так вот, побывав в Минприроды я обнаружил, что там есть, на мой взгляд, очень глубокий внутренний конфликт между руководством и «болотом» той самой «чибилёвщины».

 

Минприроды России. Фото Евгения Ющука

 

Руководство Минприроды выполняет поручения руководства России. Пытается развивать экологический (познавательный) туризм в заповедниках и национальных парках. Целей две:

1. Туризм позволяет людям больше узнавать свою страну и любить природу;

2. Снижается нагрузка на бюджет.
Позорище с зарплатами инспекторов 15-20 тыс. рублей уходит корнями именно в бюджетное финансирование.
Инспектор, в отличие от Чибилёва, премий по миллиону рублей не получает (кто на слове «миллион» решит возмутиться — посмотрите денежную часть «Демидовской премии», прилагающуюся к грамоте и медали).
Наличие внебюджетного финансирования позволяет поднять зарплату сотрудникам — помимо развития туризма. И/или поменять дилетантов на профессионалов, что приводит к повышению качества работы.

Так вот, руководство Минприроды, проводящее политику руководства страны, заставляет «болото чибилёвщины», засевшее с незапамятных времён на нижних ярусах Минприроды, постепенно меняться.

Это хорошо видно на примере руководителей Департаментов: ментально они явно с Чибилёвым, но единственная форма сохранения своего поста — выполнение указаний Президента и Правительства, транслируемых через руководство Минприроды.

Алгоритм действий чиновника в такой ситуации понятен: попытаться найти формальные способы ничего не менять.

И вот тут главным в ситуации с «Денежкиным камнем» становится предложение УВЕЛИЧИТЬ территорию «Денежкиного камня» — под организацию на этой увеличенной территории рекреационного (т.е., обычного, «отдыхательно-развлекательного») туризма.
И одновременно — развитие на территории «Денежкиного камня» познавательного (экологического) туризма, не нарушающего природу.

Чиновнику сложно (или, скорее, невозможно) отказаться от предложения добавить территорию и организовать то, что требует делать президент и Правительство.
Потому что, от чиновника требуется государственный подход и продвижение решений «верха» в жизнь.

Если чиновнику предлагается увеличить территорию «Денежкиного камня», при этом улучшить охрану нынешней территории (а там сейчас натурально проходной двор, а не территория, закрытая на замок), да ещё и развить туризм целого региона — чиновник «откосить» не может.

Вот так и получилось, что руководитель Департамента Минприроды, ответственный за ООПТ, сам сказал, что предложение Губернатора приделать к заповеднику охранную территорию — не самое лучшее, а правильнее делать Национальный парк в таком случае. И записал тезис о рассмотрении перевода «Денежкиного камня» в Нацпарк С УВЕЛИЧЕНИЕМ ТЕРРИТОРИИ:

 

Документ, выданный Евгению Ющуку, по итогам Личного приёма, в Минприроды России в Москве. Подписал документ Григорьев Алексей Иванович — и.о. директора департамента государственной политики и регулирования в сфере развития ООПТ и Байкальской природной территории Министерства природных ресурсов РФ

 

Добавлю, что при всем этом в движение «Наши горы. За Национальный парк «Денежкин камень» приходят всё новые и новые люди. А это значит, что завтра Движение начнёт уже очень зримо ставить перед руководством Свердловской области, Минприроды и перед Администрацией Президента вопросы о том, что перевод «Денежкиного камня» в статус Национального парка — это по-государственному. А отказ от такого перевода — наоборот.

 

Активист общественного движения «Наши горы. За Национальный парк «Денежкин камень» раздаёт материалы Движения жителям Североуральского городского округа. Фото Вадима Аверьянова

 

Интересы семейного кошелька директора заповедника «Денежкин камень» Квашниной против интересов государства и населения Свердловской области, а также городов Североуральска и Ивделя не устоят. Это однозначно.

Так что, стратегически «чибилёвцам» светит полный проигрыш. Да, в сусликах, папоротниках и мышах они разбираются. Вот, пусть ими и занимаются, а не руководят бюджетными учреждениями.
Администратор и специалист по сусликам — разные компетенции.
Иногда они сочетаются в одном и том же человеке — и тогда получаются прекрасные руководители заповедников и Национальных парков.

Но чаще бывает, как в «Денежкином камне» — где экономически и юридически безграмотная, да к тому же ещё крайне ленивая Квашнина попросту уселась на бюджет и занялась саботажем, развешивая населению по ушам через СМИ лапшу, как она «охраняет заповедник».
А, когда копнули что там на самом деле — создала общественное движение преимущественно из своих родственников и подчинённых, и начала вопить что её якобы преследуют «За правдуЪ».

По-хорошему, надо Квашнину в заместители директора по науке переводить — это объективно её потолок компетенции. И то — благодаря тому, что наука в «Денежкином камне» уже давно, скорее, номинально существует, нежели приносит реальную, большую пользу стране.

А администратором надо ставить вменяемого руководителя, который не боится зарабатывать легально деньги и понимает, как это делать, с пользой и для «Денежкиного камня», и для жителей Североуральска, Ивделя, Свердловской области и России в целом.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Вадим Аверьянов: Кто и почему против нацпарка Денежкин камень? Опыт общения со скептиками из Североуральска и Ивделя

Авторская колонка Вадима Аверьянова

 

5 и 6 марта на автовокзале Екатеринбурга представители общественного движения «За национальный парк Денежкин камень» раздавали газету «Наши горы» всем пассажирам, отправляющимся в Североуральск и Ивдель. В небольшой газете на четырёх страницах в очень доступной и популярной форме лидеры движения рассказали о своих целях и задачах, разъяснили что национальный парк такая же особо охраняемая природная территория, как и заповедник, но, в котором есть тропы для развития контролируемого экологического туризма. Причём согласно закона, туристы туда могут попадать сугубо за деньги, которые будут пополнять счёт нацпарка и направляться на развитие природной территории и её охрану.

А вокруг нацпарка будет расти инфраструктура, как это и принято во всём мире. Дорогих экологических туристов нужно «привезти, накормить, искупать, спать уложить», а потом уж можно и на тропу вести. Это целая индустрия гостеприимства, которая кормит в мире целые города и страны. Почему бы не последовать их примеру?

Как зампредседателя общества «Защиты Природы» я присоединился к волонтёрам и два дня с утра до вечера провожал все автобусы, идущие на север Свердловской области. Волонтёры роздали в руки более трёхсот газет. В основном люди брали газеты в дорогу с удовольствием. Но встречались и такие (семь-восемь человек за два дня), которые отнеслись к волонтёрам враждебно, с нескрываемой ненавистью.

Одна женщина просто орала в голос: «Не надо нам никаких туристов, они всё – [закакают]!». Когда я напомнил ей, что экологические туристы ходят по тропам только в сопровождении инспектора и экскурсовода и не могут там гадить априори, в силу своего эко-воспитания, а [закакивают] там как раз местные жители, она это тут же громко подтвердила: «Да! Это наш лес! Что хотим там, то и делаем! Мы туда за грибами ходим, ягоды собираем! Не надо нам никаких туристов!».

Другой — суровый мужчина лет 65 — на мой вопрос, почему он не хочет взять в дорогу – почитать газету про нацпарк «Денежкин камень», ответил: «Да я всё и так там знаю! Не нужны нам там никакие туристы!». После непродолжительного откровенного разговора мужчина признался, что регулярно там рыбачит и боится конкуренции.

Третий – молодой человек – стал рассказывать, что заповедник хотят сделать нацпарком, чтобы начать строить там карьер))) Я засмеялся и откровенно спросил его: «[Скандального местечкового депутата-фрика] Ильина насмотрелся?». Он с улыбкой ответил: «Да…».  Тогда я рассказал ему про то, что на особо охраняемой природной территории, каковой является нацпарк, не то что карьер – сарай построить нельзя. А в нашем конкретном случае эта природная территория ещё и увеличивается, потому что зона рекреации будет не выделяться из неё, а по предложению губернатора, прирезаться к ней извне. После короткой беседы человек газету взял и пообещал разобраться в вопросе, а не пользоваться слухами.

По итогам нескольких десятков бесед с североуральцами могу уверенно сделать вывод: против нацпарка выступают три категории:
— сотрудники заповедника, члены их семей и друзья (их устраивает нынешнее положение, когда можно получать деньги из бюджета не напрягаясь);
— собиратели лесных даров (грибники, ягодники, шишкари);
— рыбаки и охотники;

Ещё одна особенность меня удивила: почти все пассажиры, с которыми мне удалось переговорить в эти два дня, не то чтобы не скрывали, а гордились, что были на Денежкином камне. Причём, не по разу.

Все эти факты ещё раз подтвердили общеизвестный тезис о том, что Денежкин камень по факту никогда не был заповедником, а всегда был нелегальным национальным парком для местных и своих.

Мои диалоги с североуральцами заканчивались всегда стандартно:

— Ну вот, вы были на Денежкином камне, и я хочу! И другие хотят! Высоцкого помните: «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал!». При соответствующей рекламе, которая по сути, благодаря дискуссии о нацпарке, уже вовсю идёт, к вам поедут люди со всей России, со всего мира, и будут оставлять деньги на вашей территории: за транспорт, за еду, за ночлег…Вы, ваши соседи, ваши дети будете зарабатывать.

Абсолютное большинство собеседников со мной соглашалось.
Аналогичные результаты по итогам бесед в ходе распространения газеты в Североуральском городском округе получили все волонтёры движения «Наши горы».

Фото: Вадим Аверьянов

Вадим Аверьянов: Кто и почему против нацпарка Денежкин камень? Опыт общения со скептиками из Североуральска и Ивделя