Руководители заповедника «Денежкин камень» публично подвергли критике Президента Путина, Министра природных ресурсов Кобылкина, а также поиздевались над замминистра Пановой, курирующей заповедники и нацпарки

Однако увольняться не стали и продолжили получать зарплату из Федерального бюджета

В блоге «Денежкин камень» подчинённый-муж директора заповедника «Денежкин камень», должностное лицо этого Федерального государственного бюджетного учреждения Константин Возьмитель ностальгировал о министре природных ресурсов Донском и молодом Президенте Владимире Путине.

Из текста Возьмителя следует, что вот раньше, по его мнению, Президент и Министр природных ресурсов были гораздо лучше, нежели сейчас.

Мотив у Возьмителя просматривается простой: раньше эти руководители не заставляли заповедники зарабатывать деньги. Не то что сейчас, видимо — когда Путин стал старше, а министр сменился на Дмитрия Кобылкина.

Эти заявления подчинённый-муж директора заповедника Анны Квашниной опубликовал месяц назад.

 

Скриншот из блога «Денежкин камень»: Константин Возьмитель (должностное лицо государственного заповедника и супруг директора) противопоставил хорошего «молодого Путина» и бывшего Министра Природных ресурсов нынешним, более плохим, по его мнению, Путину и министру

 

А буквально на днях Возьмитель издевался над кабинетом заместителя Министра природных ресурсов Елены Пановой.
Подобно великовозрастному подростку Возьмитель буквально ухохатывался публично над номером кабинета министра (этот номер «260»), причем в формулировках, вызывающих сомнения в полной психической адекватности Возьмителя, в момент этого упражнения в остроумии.

 

Скриншот из Фейсбука Константина Возьмителя

 

Приёмная замминистра Природных ресурсов Елены Васильевны Пановой. Фото Евгения Ющука

 

 

Впрочем, подчинённый-супруг директора «Денежкиного камня» порой делает публикации, наводящие на мысли о том, каким образом он, возможно, «раскрепощает своё сознание» до подобных изложений:

 

Скриншот из Фейсбука Константина Возьмителя

 

 

Значительно важнее то, почему «на языке» у Возьмителя оказываются такие проявления накопившихся эмоций.

По-видимому, руководителя заповедника «Денежкин камень» сильнее, чем раньше, расстраивает, что от «Денежкиного камня», частично захватывающего территорию, бывшую не одно десятилетие туристической тропой Всесоюзного значения, требуют развивать экологический (познавательный) туризм.

Наиболее вероятная причина – готовность Губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева добавить территорию заповеднику «Денежкин камень», чтобы развивать туристический кластер в Свердловской области. Однако Губернатор обусловил такое прирастание территории именно развитием экотуризма, а это потребует от Квашниной и её супруга организовывать экотуризм – т.е., работать по-современному, а не только осваивать федеральный бюджет.

Лень и неумение работать в современных условиях, по-видимому, вызывают у директора заповедника ужас, а её супруг, как нередко за ним водится, начинает транслировать эту семейно-начальственную точку зрения в публичное поле.

Отметим, что Константин Возьмитель давно и последовательно транслирует точку зрения, что экологически туризм – это очень плохо.

 

Заявление Константина Возьмителя об экотуризме в одной из групп социальной сети Фейсбук: «Экотуризм — оружие против заповедников.. Это стыд»

 

 

Его жена – директор «Денежкиного камня» Анна Квашнина ранее вообще сообщала, что будет всеми силами препятствовать развитию туризма в заповеднике.

 

Скан газеты «Наше слово», г. Североуральск

 

При этом работа Анны Квашниной в качестве директора государственного заповедника вызывает множество вопросов

Так, например, недавно Прокуратура внесла Квашниной представление о прекращении нарушения закона. Директор «Денежкиного камня» проигнорировала требование федерального законодательства взимать плату с физических лиц, посещающих заповедник у целью познавательного туризма.
Как показало расследование, проведённое прокуратурой, Квашнина впустила на территорию заповедника 13 человек, представившихся экотуристами, и не взяла с них плату (по крайней мере, легально), хотя была обязана это сделать.

 

Представление Прокуратуры директору заповедника «Денежкин камень» об устранении нарушений федерального закона

 

При этом 13 экотуристов – это мизерное количество. Квашнина, судя по всему, пренебрегает тем, чтобы давать рекламу маршрутов на территории заповедника, она вообще гордилась в СМИ тем, что о них мало кто знает. Естественно, о приличном сервисе для экотуристов и развитии инфраструктуры в такой ситуации и речи не идет.

Еще раньше директор «Денежкиного камня» Квашнина получала Предостережение от Прокуратуры – в связи с организацией нелегальной «экошколы» для детей. Причем ей предлагалась официальными структурами помощь в легализации этой «экошколы», однако Квашнина предпочла её просто прекратить.

 

Прокуратура выносила предостережение Квашниной за нелегальную «экошколу». Квашнина после этого её оформлять её легально не стала, а просто перестала проводить

 

 

Примечательно, что именно эта, неработающая ныне, «экошкола» указывалась Квашниной ранее как вклад заповедника «Денежкин камень» в проект Минприроды «Великий уральский путь». Мы склонны считать это обычным очковтирательством, призванным имитировать развитие экотуризма перед начальством, в реальности саботируя его.

 

Скриншот из издания «Накануне.ру». Анна Квашнина рассказывала, что «экошкола» и это и есть ей вклад в «Великий уральский путь»

 

Кроме того, Минприроды оценило в 2019 году работу Квашниной выговором.

 

Скриншот с сайта Минприроды о том, что Анна Квашнина получила выговор. Через несколько месяцев Квашнина как говорят е бывшие сотрудники, собрала группу «ходоков» к начальству, которая убедила заменить формулировку на совершенно размытую. Тем не менее, и в СМИ прошла информация, отражённая с данном скриншоте, и в официальном ответе Минприроды редакции издания Интермонитор сказано, что ряд фактов обнаруженных Интермонитором, подтвердились, и Квашнина дисциплинарное взыскание действительно получила.

 

Однако, вместо того чтобы начать развивать экологический (познавательный) туризм, семейная пара, контролирующая государственный заповедник, принялась публично выражать недовольство Президентом России, Министром природных ресурсов и его заместителем, курирующим заповедники и национальные парки.

При этом руководители государственного заповедника не сделали главного шага, который обычно делают честные и последовательные люди – не уволились. А продолжают получать зарплату из Федерального бюджета.
Впрочем, критика – дело, конечно, хорошее. Но только не вместо нормальной работы.

Автор: Евгений Ющук

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Внутренний конфликт в Минприроды РФ: «Бюджетососы» против сторонников развития России. Почему «пиявки бюджета» обречены на стратегическое поражение, и пенсионер Чибилёв их не спасёт

Авторская колонка Евгения Ющука

Поездка в Минприроды в Москве не только позволила мне получить документ, от которого директора заповедника «Денежкин камень» Анну Квашнину, её подчинённого-мужа Константина Возьмителя и прочую «подтанцовку» бездельников из «Денежкиного камня» поколачивает уже который день.

Я там открыл для себя причины глубокой грусти уважаемого специалиста по сусликам и, судя по его выступлениям, фаната неконтролируемых пожаров вблизи населённых пунктов академика Александра Чибилёва.

Скорее всего, многие не обратили внимания на один тезис, вырвавшийся у Чибилёва. Этот Светоч бюджетососов заявил, что, мол, надо из Минприроды заповедники забрать и в отдельное какое-то ведомство передать. А то Минприроды их, видите ли, зарабатывать деньги заставляет. А опции «зарабатывать» что у Чибилёва, что у Квашниной нет. У них есть опция «освоить бюджет». Желательно — вместе с родственниками.

У Квашниной в подчинённых (при должности, кстати) — муж Константин Возьмитель со средним специальным образованием типографа. У Чибилёва — в директорах бюджетного Института Степи — судя по ФИО, вероятно, сын. Кандидат наук, причем экономических (хотя и по природным ресурсам). На сайте института Степи он именуется как «Чибилёв Александр Александрович (младший)».

Кто-то называет это династией, а кто-то — кумовством. Тем не менее картина вот такая: на бюджете сидят целыми семьями.
И откровенно желают бюджета побольше, а контроля — поменьше. Ну, это логично: они же не идиоты, и деньги считать умеют — особенно свои.

Так вот, побывав в Минприроды я обнаружил, что там есть, на мой взгляд, очень глубокий внутренний конфликт между руководством и «болотом» той самой «чибилёвщины».

 

Минприроды России. Фото Евгения Ющука

 

Руководство Минприроды выполняет поручения руководства России. Пытается развивать экологический (познавательный) туризм в заповедниках и национальных парках. Целей две:

1. Туризм позволяет людям больше узнавать свою страну и любить природу;

2. Снижается нагрузка на бюджет.
Позорище с зарплатами инспекторов 15-20 тыс. рублей уходит корнями именно в бюджетное финансирование.
Инспектор, в отличие от Чибилёва, премий по миллиону рублей не получает (кто на слове «миллион» решит возмутиться — посмотрите денежную часть «Демидовской премии», прилагающуюся к грамоте и медали).
Наличие внебюджетного финансирования позволяет поднять зарплату сотрудникам — помимо развития туризма. И/или поменять дилетантов на профессионалов, что приводит к повышению качества работы.

Так вот, руководство Минприроды, проводящее политику руководства страны, заставляет «болото чибилёвщины», засевшее с незапамятных времён на нижних ярусах Минприроды, постепенно меняться.

Это хорошо видно на примере руководителей Департаментов: ментально они явно с Чибилёвым, но единственная форма сохранения своего поста — выполнение указаний Президента и Правительства, транслируемых через руководство Минприроды.

Алгоритм действий чиновника в такой ситуации понятен: попытаться найти формальные способы ничего не менять.

И вот тут главным в ситуации с «Денежкиным камнем» становится предложение УВЕЛИЧИТЬ территорию «Денежкиного камня» — под организацию на этой увеличенной территории рекреационного (т.е., обычного, «отдыхательно-развлекательного») туризма.
И одновременно — развитие на территории «Денежкиного камня» познавательного (экологического) туризма, не нарушающего природу.

Чиновнику сложно (или, скорее, невозможно) отказаться от предложения добавить территорию и организовать то, что требует делать президент и Правительство.
Потому что, от чиновника требуется государственный подход и продвижение решений «верха» в жизнь.

Если чиновнику предлагается увеличить территорию «Денежкиного камня», при этом улучшить охрану нынешней территории (а там сейчас натурально проходной двор, а не территория, закрытая на замок), да ещё и развить туризм целого региона — чиновник «откосить» не может.

Вот так и получилось, что руководитель Департамента Минприроды, ответственный за ООПТ, сам сказал, что предложение Губернатора приделать к заповеднику охранную территорию — не самое лучшее, а правильнее делать Национальный парк в таком случае. И записал тезис о рассмотрении перевода «Денежкиного камня» в Нацпарк С УВЕЛИЧЕНИЕМ ТЕРРИТОРИИ:

 

Документ, выданный Евгению Ющуку, по итогам Личного приёма, в Минприроды России в Москве. Подписал документ Григорьев Алексей Иванович — и.о. директора департамента государственной политики и регулирования в сфере развития ООПТ и Байкальской природной территории Министерства природных ресурсов РФ

 

Добавлю, что при всем этом в движение «Наши горы. За Национальный парк «Денежкин камень» приходят всё новые и новые люди. А это значит, что завтра Движение начнёт уже очень зримо ставить перед руководством Свердловской области, Минприроды и перед Администрацией Президента вопросы о том, что перевод «Денежкиного камня» в статус Национального парка — это по-государственному. А отказ от такого перевода — наоборот.

 

Активист общественного движения «Наши горы. За Национальный парк «Денежкин камень» раздаёт материалы Движения жителям Североуральского городского округа. Фото Вадима Аверьянова

 

Интересы семейного кошелька директора заповедника «Денежкин камень» Квашниной против интересов государства и населения Свердловской области, а также городов Североуральска и Ивделя не устоят. Это однозначно.

Так что, стратегически «чибилёвцам» светит полный проигрыш. Да, в сусликах, папоротниках и мышах они разбираются. Вот, пусть ими и занимаются, а не руководят бюджетными учреждениями.
Администратор и специалист по сусликам — разные компетенции.
Иногда они сочетаются в одном и том же человеке — и тогда получаются прекрасные руководители заповедников и Национальных парков.

Но чаще бывает, как в «Денежкином камне» — где экономически и юридически безграмотная, да к тому же ещё крайне ленивая Квашнина попросту уселась на бюджет и занялась саботажем, развешивая населению по ушам через СМИ лапшу, как она «охраняет заповедник».
А, когда копнули что там на самом деле — создала общественное движение преимущественно из своих родственников и подчинённых, и начала вопить что её якобы преследуют «За правдуЪ».

По-хорошему, надо Квашнину в заместители директора по науке переводить — это объективно её потолок компетенции. И то — благодаря тому, что наука в «Денежкином камне» уже давно, скорее, номинально существует, нежели приносит реальную, большую пользу стране.

А администратором надо ставить вменяемого руководителя, который не боится зарабатывать легально деньги и понимает, как это делать, с пользой и для «Денежкиного камня», и для жителей Североуральска, Ивделя, Свердловской области и России в целом.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Вадим Аверьянов: Кто и почему против нацпарка Денежкин камень? Опыт общения со скептиками из Североуральска и Ивделя

Авторская колонка Вадима Аверьянова

 

5 и 6 марта на автовокзале Екатеринбурга представители общественного движения «За национальный парк Денежкин камень» раздавали газету «Наши горы» всем пассажирам, отправляющимся в Североуральск и Ивдель. В небольшой газете на четырёх страницах в очень доступной и популярной форме лидеры движения рассказали о своих целях и задачах, разъяснили что национальный парк такая же особо охраняемая природная территория, как и заповедник, но, в котором есть тропы для развития контролируемого экологического туризма. Причём согласно закона, туристы туда могут попадать сугубо за деньги, которые будут пополнять счёт нацпарка и направляться на развитие природной территории и её охрану.

А вокруг нацпарка будет расти инфраструктура, как это и принято во всём мире. Дорогих экологических туристов нужно «привезти, накормить, искупать, спать уложить», а потом уж можно и на тропу вести. Это целая индустрия гостеприимства, которая кормит в мире целые города и страны. Почему бы не последовать их примеру?

Как зампредседателя общества «Защиты Природы» я присоединился к волонтёрам и два дня с утра до вечера провожал все автобусы, идущие на север Свердловской области. Волонтёры роздали в руки более трёхсот газет. В основном люди брали газеты в дорогу с удовольствием. Но встречались и такие (семь-восемь человек за два дня), которые отнеслись к волонтёрам враждебно, с нескрываемой ненавистью.

Одна женщина просто орала в голос: «Не надо нам никаких туристов, они всё – [закакают]!». Когда я напомнил ей, что экологические туристы ходят по тропам только в сопровождении инспектора и экскурсовода и не могут там гадить априори, в силу своего эко-воспитания, а [закакивают] там как раз местные жители, она это тут же громко подтвердила: «Да! Это наш лес! Что хотим там, то и делаем! Мы туда за грибами ходим, ягоды собираем! Не надо нам никаких туристов!».

Другой — суровый мужчина лет 65 — на мой вопрос, почему он не хочет взять в дорогу – почитать газету про нацпарк «Денежкин камень», ответил: «Да я всё и так там знаю! Не нужны нам там никакие туристы!». После непродолжительного откровенного разговора мужчина признался, что регулярно там рыбачит и боится конкуренции.

Третий – молодой человек – стал рассказывать, что заповедник хотят сделать нацпарком, чтобы начать строить там карьер))) Я засмеялся и откровенно спросил его: «[Скандального местечкового депутата-фрика] Ильина насмотрелся?». Он с улыбкой ответил: «Да…».  Тогда я рассказал ему про то, что на особо охраняемой природной территории, каковой является нацпарк, не то что карьер – сарай построить нельзя. А в нашем конкретном случае эта природная территория ещё и увеличивается, потому что зона рекреации будет не выделяться из неё, а по предложению губернатора, прирезаться к ней извне. После короткой беседы человек газету взял и пообещал разобраться в вопросе, а не пользоваться слухами.

По итогам нескольких десятков бесед с североуральцами могу уверенно сделать вывод: против нацпарка выступают три категории:
— сотрудники заповедника, члены их семей и друзья (их устраивает нынешнее положение, когда можно получать деньги из бюджета не напрягаясь);
— собиратели лесных даров (грибники, ягодники, шишкари);
— рыбаки и охотники;

Ещё одна особенность меня удивила: почти все пассажиры, с которыми мне удалось переговорить в эти два дня, не то чтобы не скрывали, а гордились, что были на Денежкином камне. Причём, не по разу.

Все эти факты ещё раз подтвердили общеизвестный тезис о том, что Денежкин камень по факту никогда не был заповедником, а всегда был нелегальным национальным парком для местных и своих.

Мои диалоги с североуральцами заканчивались всегда стандартно:

— Ну вот, вы были на Денежкином камне, и я хочу! И другие хотят! Высоцкого помните: «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал!». При соответствующей рекламе, которая по сути, благодаря дискуссии о нацпарке, уже вовсю идёт, к вам поедут люди со всей России, со всего мира, и будут оставлять деньги на вашей территории: за транспорт, за еду, за ночлег…Вы, ваши соседи, ваши дети будете зарабатывать.

Абсолютное большинство собеседников со мной соглашалось.
Аналогичные результаты по итогам бесед в ходе распространения газеты в Североуральском городском округе получили все волонтёры движения «Наши горы».

Фото: Вадим Аверьянов

Вадим Аверьянов: Кто и почему против нацпарка Денежкин камень? Опыт общения со скептиками из Североуральска и Ивделя

Как и ожидалось: у Ильина, Возьмителя и прочей тусовки Квашниной из «Денежкиного камня» стало, как говорится, «подгорать»

У тусовки бездельников из «Денежкиного камня» наступил ожидаемый цугцванг: не говорить об информационном листке движения «Наши горы» хочется, но уже не получается.
А говорить о нем — не хочется, но приходится.

И, хотя «прапорщик-нарцисс» Ильин интеллектом не блещет, но даже он понимает, что пиарит информационный листок движения «Наши горы. За Национальный Парк «Денежкин камень»».
И всё равно прапорщик вынужден о нем рассказывать. Нет у него хороших вариантов, выбирать приходится из плохих и совсем плохих.

Кадр из видео Виктора Ильина: депутат уже вынужден пиарить информационный листок движения «Наши горы»
Кадр из видео Виктора Ильина: депутат уже вынужден пиарить информационный листок движения «Наши горы»
Кадр из видео Виктора Ильина: депутат уже вынужден пиарить информационный листок движения «Наши горы»

 

Ещё один курьёз крайних пары дней — этакая, «клептомания» подчинённого-мужа Анны Квашниной Константина Возьмителя.
Говорят, Возьмитель в селе Всеволодо-Благодатском «немножко стырил» несколько десятков этих газет. Газеты предназначались для одного из посёлков, но Возьмителю, видимо, оказались нужнее.
Ну, может, техник-типограф хоть что-то запомнит из написанного в «прихватизированных» листках.

Можно только догадываться, что при таких повадках директорского мужа, со столь развитым «хватательным рефлексом» может происходить с государственным имуществом в заповеднике.

Ну, а посёлок может не волноваться: газеты ему еще привезут.

И самое интересное: в этом информационном листке нет ни слова про Квашнину или Ильина. Там чистый позитив — просто рассказ о том, почему Национальный парк полезнее для природы, чем то, что сейчас номинально считается заповедником «Денежкин камень».
А также — какие блага Национальный парк может принести людям. Всем людям в Североуральске, а не только Квашниной и её мужу, «присосавшимся» к бюджету в нынешнем заповеднике.

И то, что при этом Ильин и Возьмитель так сильно занервничали — лучше всего показывает, насколько их интересы на самом деле расходятся с интересами  простых жителей Североуральска.

 

Персонально для завравшейся директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной. О том, хотят ли туристы на гору Денежкин камень

У приехавшей в Североуральск из Саратова дамочки хватает наглости не только усесться, как собака на сене, на гору — но ещё и развешивать по ушам людям лапшу, что, мол, якобы и не хотят туристы на гору Денежкин камень, им прекрасно и за пределами горы.

Она, по-моему, готова сочинять всё, что угодно, лишь бы сохранить себе возможность не организовывать экологическй туризм.

О том, почему её интересы так трогательно совпадают с интересами организаторов нелегального туризма в заповедник, я могу лишь догадки строить. Пока, во всяком случае.

Читайте, Анна Евгеньевна. Как оно на самом деле. Вы, понятно, и так это знаете, но врать Вам станет теперь сложнее.

 

 

P.S. О том, как Квашнина вводит в заблуждение об инициативе создания Национального парка собственное начальство в Минприроды, я ранее уже говорил, и скажу еще не раз:

https://yushchuk.livejournal.com/1299641.html

 

По-моему, Квашнина «спалилась», что сотрудники «Денежкиного камня» выступают её «прокси»

Вот, смотрите.

Анна Квашнина пытается избегать личного участия в сетевых конфликтах. Это у неё, на мой взгляд, потому, что те, кто её «крышует» в московском Минприроды, полагают себя самыми хитрыми и разработали следующую схему.

Когда кто-то из сотрудников «Денежкиного камня» начинает косячить в соцсетях и на него поступает жалоба в Минприроды — те говорят: «Его должна наказать своей властью Квашнина как руководитель».
Ну а она, понятно, ничего кардинально менять не собирается — они в её пользу, по сути, выступают.
Первые раза три это срабатывало, а теперь приведет к проблемам уже тех, кто «крышует» Квашнину. Это неизбежно.

Они, кстати, это уже начинают понимать. Я пока не буду рассказывать, как этот процесс понимания у них происходит — я потом расскажу, когда мы эту тёплую компанию препарируем по всем правилам.

Так вот, поскольку сама Квашнина (да и её подчинённый-муж теперь уже), видимо, сталкиваются с возрастающими проблемами личного участия в конфликтах — они пошли, на мой взгляд, двумя путями.
Читать далее «По-моему, Квашнина «спалилась», что сотрудники «Денежкиного камня» выступают её «прокси»»

Таганай как иллюстрация основы вранья директора заповедника «Денежкин камень» Квашниной и её адептов

В Национальном парке ТРИ ЗОНЫ. И в двух из них природа сохраняется полностью нетронутой.
В основе вранья Квашниной и её адептов, помогающих ей сохранять московскую зарплату при минимуме усилий, лежит замалчивание этого факта.

Вот пример Таганая. Есть всем известная рекреационная зона — в которой домики, гостиницы, кафе и тропы для прогулок.
А есть часть — в которой нога человека практически не ступала.
И полностью заповедная часть там тоже есть.

На фото:
National Geographic Россия
«Метеостанция на хребте Дальний Таганай – одна из самых труднодоступных точек национального парка. Суровости этому месту добавляют туманы, метели и постоянные сильные ветра. Оказавшись на Дальнем Таганае, ощущаешь ту самую пустоту больших гор, ощущение космоса и неральности происходящего», – рассказывает фотограф Владимир Кочкин.

 

ДОПОЛНЕНО. Комментарий очевидца:

Про метеостанцию не совсем верно. На самом деле вершина Дальний Таганай (где и стоит метеостанция) — наоборот, одно из самых посещаемых туристами мест. Дело в том, что в 10 км от нее, на реке Киалим стоит Киалимский кордон, с которого до метеостанции — менее двух часов ходу. Подъем, правда, трудноватый, но все справляются, даже дети. На кордоне стоят гостевые домики, и весь народ в них, как правило, ночует: в выходные и праздники там толпы народу. На Дальний ходят не меньше, а даже больше, чем на Круглицу (высшая точка Таганая). Так что никакое это не труднодоступное место…
!!! Но заповедные зоны в Таганае действительно есть. И наличие фантастических по красоте мест, открытых для посещения, снимает проблему с желающими идти в заповедные места. !!!

От себя добавлю, что это, кстати, соответствует и словам директоров Нацпарков с экотропами:

 

«Полная сукцессия» Квашниной и Чибилёва в заповеднике «Денежкин камень»

На наш взгляд, директор заповедника «Денежкин камень» Анна Квашнина слишком часто говорит «по ситуации».

А, поскольку, говорит она в результате не то, что на самом деле, а то, что выгодно «в моменте» — она регулярно попадает в ситуации противоречия самой себе. В народе это чаще всего именуют словом «врёт».

Это плохая привычка для руководителя государственного бюджетного учреждения.

Подробности по заповеднику «Денежкин камень» можно увидеть тут:
http://ci-razvedka.ru/zapovednik-denezhkin-kamen.html

Момент истины Анны Квашниной. Нечастый случай, когда директор заповедника «Денежкин камень» сказала правду (пусть и не поняла этого)

Анна Квашнина (как руководитель неизвестных, подписавшихся «мы, сотрудники заповедника «Денежкин Камень», полным составом»), сообщила через социальную сеть ВКонтакте:

«Нам кажется неправильным наличие нарушений режима заповедника приводить в качестве причины необходимости прекращения охраны территории. Ведь никто не предлагает раздать населению произведения Лувра на основании того, что там бывали кражи»

И вот что я имею по этому поводу сказать.

Дорогая (неоправданно дорогая для российского бюджета, на мой взгляд) Анна Евгеньевна!

1. Хватит вешать лапшу на уши народу, рассказывая, что, якобы, кто-то говорит о том, что территорию не надо охранять. Территория Национального парка охраняется и Вам это прекрасно известно.

2. А вот пример с Лувром прекрасен.
Дело в том, Анна Евгеньевна, что, когда в музее воруют — охрану меняют на компетентную.

Чтобы Вам было проще понять это простыми словами, я Вам напомню старую истину из известного анекдота: «Даже в борделе, когда дела идут не очень, меняют девочек…».

Вы это в блокнот запишите — «по старой привычке полевика», т.к. память Вас явно подводит: на примере встречи у Губернатора это было особенно заметно.

P.S. И еще по Лувру момент.
Туда пускают людей. И даже после смены охраны их туда пускают, а не предлагают пойти куда-нибудь в другое место: например, прогуляться по набережной Невы.
До такой глупости, пожалуй, только Вы смогли додуматься, Анна Евгеньевна.
Как я полагаю, по причине Вашей полной экономической безграмотности и некомпетентности.
Ознакомьтесь:

Зампредседателя движения «Наши горы» Гуля Гайфиева (г. Североуральск) просит министра преобразовать заповедник «Денежкин камень» в Национальный парк

Об этом рассказал в своём блоге общественник, заместитель председателя Региональной общественной организации «Защита Природы» Вадим Аверьянов.

«На личном приёме министра природных ресурсов Свердловской области Алексея Кузнецова, состоявшемся в прошлую пятницу в Североуральске, зампред движения «Наши горы» Гуля Гайфиева вручила ему обращение, в котором, в частности, говорится:

«Уважаемый Алексей Владимирович!

Обращаюсь к Вам по вопросу необходимости развития экологического туризма на Севере Урала. Недалеко от Североуральска расположена гора «Денежкин Камень». Став точкой притяжения туристов со всей страны, заповедник «Денежкин Камень» положит начало развитию транспортной развязки Североуральска с другими городами России. На территории, прилегающей к заповеднику, могут появиться гостиницы и кафе, а это обеспечит город дополнительными рабочими местами.

Например, в г. Красноярске находится особо охраняемая природная территория (ООПТ) «Столбы». И на сегодня «Столбы» находится в статусе заповедника и одновременно является исключением из правил из-за исторически сложившейся традиции посещения скального района, была сделана индивидуальная схема зонирования всей ее территории: охранная зона, зона строгой заповедности, туристско-экскурсионный район и буферная зона, что по Федеральному закону соответствует структуре национального парка.
Я уроженка г.Североуральска. В школьные годы мы не представляли себе как не сходить в поход с классом на Старую Калью, Чертово городище, Денежкин Камень и др. Это была традицией местных жителей просто сходить в лес на отдых, либо по ягоды, «пошишкарить» (как говорили местные).

 

 

Гуля Гайфиева на приёме у Министра природных ресурсов Свердловской области Алексея Кузнецова. Фото из Живого журнала Вадима Аверьянова

Читать далее «Зампредседателя движения «Наши горы» Гуля Гайфиева (г. Североуральск) просит министра преобразовать заповедник «Денежкин камень» в Национальный парк»