Руководитель муниципальной газеты Берёзовского решил заняться публичным распространением фейков о Национальных парках. Ранее мэр сравнивал его с обезьяной, вооруженной гранатой

Главный редактор муниципальной газеты г. Берёзовского Сергей Стуков высказал в социальной сети мнение, из которого можно сделать вывод, что национальные парки в России – это форма убийства природы.
«Они хотят убить один из последних кусков живой природы в нашем регионе», — дословно заявил Стуков, комментируя инициативу североуральцев по преобразованию заповедника «Денежкин камень» в национальный парк.

Это заявление берёзовского муниципала можно было бы списать на его безграмотность, если бы не несколько обстоятельств. Читать далее «Руководитель муниципальной газеты Берёзовского решил заняться публичным распространением фейков о Национальных парках. Ранее мэр сравнивал его с обезьяной, вооруженной гранатой»

Квинтэссенция проблемы «Денежкиного камня» и её решения. По итогам комментариев в соцсетях

Выделение денег идет из федерального бюджета, потому что заповедник — Федеральное государственное бюджетное учреждение.

Национальный парк — тоже.

Но бюджет ограничен и его не хватает даже на адекватную охрану, не говоря уже о развитии экологического туризма.

Кроме того, в бюджетных учреждениях часто не хватает компетентных в развитии бизнеса специалистов (но в некоторых заповедниках и нацпарках они есть — как, например, в Оренбурге и Башкирии).

Чтобы расшить эти проблемы, Законодатель прямо разрешил оказание платных услуг в рамках экотуризма — причем, не только в Нацпарках, но и в заповедниках.

А для того, чтобы два разных мира — частный и федеральный бюджетный — состыковались, Законодатель разрешил также государственно-частное партнёрство.

Далее пошел и развивается процесс создания кластеров вокруг ООПТ. Включающих в себя как территорию самого ООПТ, так и прилегающую.

Те, кто умеет работать в этих, современных, условиях, стали показывать результаты. И это очень осязаемые результаты.

Развитие идет, примерно как и в супермаркетах, по уже давно обкатанной за рубежом технологии. Это позволяет сразу делать правильно, что экономит время.

Руководство «Денежкиного камня» на это реагировало печалью.

В частности, муж-подчинённый директора Квашниной Константин Возьмитель последовательно сообщал, что число противников экотуризма стремительно сокращается из года в год.

При этом он, я бы сказал, временами глумился над теми, кто экотуризм развивает. Он их осуждал — несмотря на государственное одобрение экотуризма.

Итог мы видим: «Денежкин камень» внебюджетное финансирование практически не привлекает. Развития нет, а на фоне тех, кто развивается, это выглядит наиболее ярко.

Адекватно охранять территорию они также не могут — для этого в рамках бюджета нет средств на достаточных по количеству и качеству людей и технику.

Решение проблемы тоже понятно: привлекать внебюджетные средства, а не лепить отмазки про отсутствие инфраструктуры и про «границу на замке», якобы.

Можно ли это сделать в рамках заповедника? Да, можно, но это сложнее, чем в рамках Нацпарка. В принципе, люди делают. Но не те, кто руководит «Денежкиным камнем».

Проще ли это сделать в рамках Нацпарка? Да, проще.

Построят ли коттеджи в рамках нацпарка, по сравнению с режимом заповедника? Будет ли охраняться в Нацпарке природа?

Нет, коттеджи не построят и природа охраняться будет.
Потому что, закон тот же самый, он охраняет режим в ООПТ.

Единственное, за чем нужно проследить: чтобы рекреационная зона была минимальной в границах Нацпарка. На самом деле, её можно вообще вынести за пределы Нацпарка — там места хватает. Оформляется это договором с местными властями и представляет собой чисто техническую проблему для юристов.

Могут ли всё это осуществить нынешние руководители Денежкиного камня?

Я считаю, что нет.
Они не понимают, как это работает. Они не хотят делать эту работу.
Им и так хорошо: у них стабильная зарплата, у директора ежемесячная надбавка к зарплате в размере 100% и предусмотрены премии ежеквартально.

А то, что Североуральск, близлежащие небольшие населённые пункты, Свердловская область и Россия в целом не развиваются в Североуральске — их мало волнует. Им вообще Москва деньги платит.

Если бы руководство «Денежкиного камня» было в состоянии реально развивать экотуризм, привлекая деньги частных инвесторов — это было бы просто идеально.
Но я не верю, что эти люди могут справиться с этой работой.

Является ли инфраструктура Североуральска препятствием для экотуризма? Нет

Дело не в городе и его инфраструктуре. С точки зрения того, кто поедет, к примеру, из Германии — что Екатеринбург, что Североуральск – одинаково «далеко».

Человеку надо, чтобы он был проинформирован о маршруте осознал, почему нужно выбрать именно его, чтобы с ним заключили договор. Чтобы его встретили, организовали трансфер, питание и ночлег. И обеспечили безопасность. Возможно, помогли с экипировкой. Дали сопровождающего. Продали сувенир. Потом провели по маршруту, возможно, еще куда-то отвезли «на посмотреть». Потом доставили в аэропорт и обеспечили вылет домой.

Всё это само не сделается, это надо организовывать. И подход: «Вот вам карта окрестностей – делайте там, что хотите» — не проходит.

В бюджете на это денег нет. Эти компетенции не у бюджетников, как правило.

Соответственно, нужно привлекать средства частного инвестора. Под вменяемого руководителя и нормальный договор средства дают, как правило. Под неадекватов – нет.

И ГЛАВНОЕ

Экотуризм – не самоцель. Цель у государства – привлечение внебюджетного финансирования, вывод на самоокупаемость и затем на прибыль.
Параллельно – воспитание заботы о природе и сбережение природы.

Так вот, привлечением внебюджетных средств «Денежкин камень не занимается».
Не хочет, не может, не умеет – я не знаю. Но не занимается.
А есть те, кто это реально делает и имеет результаты. И это теперь уже очевидно.

Житель Североуральска жёстко осадил дельцов теневого туризма в заповедниках

Из комментариев в соцсети:

Геннадий Веденин

Национальный парк вместо псевдо-заповедника — это удар по теневому туризму и прочим теневикам (нелегальная охота, камушки и прочее).

Кстати, именно они и члены их семей здесь воют громче всех против легализации той деятельности, которая пышным цветом расцвела вокруг псевдо-заповедника.

Об этом прекрасно известно большинству североуральцев.

По тем, кто против, хорошо видно, кстати, тех, кто кормится с этой нелегальной кормушки. Хоть бы молчали уже — не палились бы!)

 

В Североуральске поддержали общественную инициативу «Вернём гору людям» и думают над созданием общественного движения

Я почти полтора года изучал проблему, почему заповедник «Денежкин камень» не способен работать наравне с такими флагманами экологического туризма, как Полистовский заповедник или Оренбургский. А также, что с этим делать?

Итогом стала выдвинутая мною общественная инициатива по преобразованию заповедника в Национальный парк. Она нашла отклик у североуральцев, что приятно, на самом деле.

Не менее интересно, что наиболее активно откликнулся человек, ранее работавший в «Денежкином камне», как следует из его текста — т.е. знающий жизнь заповедника изнутри.

Привожу обращение как есть. Оно же активно обсуждается в пабликах Североуральска.

Геннадий Веденин
4 янв в 20:36

Обращение к североуральцам
Читать далее «В Североуральске поддержали общественную инициативу «Вернём гору людям» и думают над созданием общественного движения»

Общественная инициатива «Вернём гору людям»! НАША ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОЗИЦИЯ

В 1990-е годы, пользуясь безвластием и безвременьем, группа лиц, действовавших  по предварительному сговору, с использованием служебного положения  отобрала у народа гору «Денежкин камень».

Чиновники Минприроды того времени, многие из которых сегодня оказались в рядах антироссийски настроенной «Greenpeace», закрыли гору для посещений, объявив её частью «заповедника».

Мы считаем, это было сделано намеренно – чтобы причинить вред простым жителям России, и создать напряжённость на Севере Свердловской области.

У нас полно гор, но из всех была выбрана та, которая входила в список маршрутов всесоюзного значения. Хотя на горе «Денежкин камень» не живёт никакой уникальный «Подкустовый денежкин выползень» и не растёт никакой уникальный «Денежкин  иглоясень».
На Денежкином камне нет никаких уникальных видов растений и животных, каких не было бы в окрестностях на десятки километров в любую сторону.

Поэтому, мы уверены, что единственное объяснение такого разграничения территории – вредительство народу России.

При этом «заповедник» непонятно чем вообще занимается: та часть леса, которая никому не интересна, что с «заповедником», что без «заповедника» стоит нетронутой, потому что там нечего делать

А та часть леса, которая входила в туристический маршрут, и сейчас свободно (но теперь незаконно) посещается туристами, причем не всегда заботящимися о природе.

Но одёрнуть и проконтролировать их некому, т.к. они пребывают на Денежкином камне самовольно.

Сегодня ситуация с нашей любимой горой напоминает сюрреалистичный сказочный сюжет «Гора в плену у Бабы-Яги».  Что ж, значит, нам придётся освобождать любимую гору от ига Яги…

Нас заставляют быть правонарушителями: охрана горы присутствует номинально, общеизвестно, как на гору пройти, но легально этого сделать нельзя.

Мы против этого! Мы не правонарушители! Мы не хотим причинят вред природе!

Мы знаем, что сегодня в России есть установленные законом формы организации защиты природы, позволяющие развивать экологический туризм и сохранять природу в неприкосновенности.

 

Мы считаем важным, чтобы все наши единомышленники действовали исключительно мирными, законными средствами, в рамках российского законодательства и не преследуя политических целей.

Мы считаем необходимым требовать от Главы Североуральска, Губернатора Свердловской области, Министра природных ресурсов и экологии РФ, Премьер-министра России, Президента России вернуть людям гору «Денежкин камень», организовав НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК «ДЕНЕЖКИН КАМЕНЬ», позволяющий развивать экологический, познавательный туризм и одновременно защищать и изучать природу!